Судьбу мастерской позднего Якопо Бассано невольно хочется сравнить с судьбой мастерской Рубенса. Пока оба мастера были живы и поставляли ученикам эскизы маслом и проходились кистью по законченным произведениям, мастерские функционировали как хорошо налаженные производства. Но уже в их творческой практике имелась своя червоточина, ибо работа самого мастера бесконечно превосходила работы учеников. Мы не знаем точно, прибегал ли Якопо столь же планомерно к изготовлению эскизов маслом, как это делал Рубенс. Но опись 1592 года говорит в пользу такого предположения. И поэтому, когда Якопо умер и его сыновья переехали в Венецию, продолжая здесь писать жанровые сцены и „ноктюрны» с тяжелым свинцово-синим небом и искусственным светом покойницкой, началось катастрофическое снижение качества живописи. Композиции приобретали все более перегруженный характер, одни и те же мотивы, утрачивая свою смысловую нагрузку, перекочевывали из одной картины в другую, под покровом библейских легенд широко применялись внутренне не оправданные жанровые элементы.

И получилось так, что эти картины, находившие широчайший сбыт на рынке, не обогатили по-настоящему искусство. Они воспринимались как острые новинки, но мало что говорили уму и сердцу, поскольку им явно недоставало гуманности в трактовке крестьянской темы. Так бесславно закончилась блестящая глава в истории живописи Венеции и террафермы. Наступившее к концу века оскудение вкусов отразило кризис ренессансной культуры и в городе лагун, этом последнем ее оплоте. И если творчество Микеланджело явилось трагическим финалом Возрождения, то творчество бассанесков знаменовало его прозаический конец. Мода и рынок с их жестким давлением на художника пришли на смену тому, что мы называем большим искусством. Великих, разносторонних мастеров сменили специалисты по отдельным жанрам, просвещенных меценатов и собирателей — падкие до „диковинки» мелкотравчатые коллекционеры. Ридольфи сообщает о словах, сказанных Якопо своим ближним перед смертью. Художнику не хотелось умирать, так как смерть отнимала у него возможность «заново учиться и начать усваивать добрые основы живописи, уже с сознанием того, сколь трудно достичь совершенства в этом искусстве… подобном огромному океану»

  • Раздел: Статьи