Было бы большой ошибкой отождествлять с деятельностью самого Якопо все то, что начиная с конца седьмого десятилетия изготовляла его мастерская. Но в какой-то мере художник несет ответственность за эту продукцию, поскольку именно он начал первым писать крестьянские сцены и передавать ночное и искусственное освещение. Крестьян в пейзаже венецианские живописцы изображали и до Якопо Бассано. Но они по-иному трактовали эту тему — в идиллически-пасторальном плане. Здесь своеобразно переплетались и тяга к прекрасной сельской природе, и мечта о счастливой Аркадии, и желание побыть в одиночестве, наедине с самим собой. Эти эмоциональные оттенки получили наиболее поэтическое претворение в пейзажах Джорджоне и джорджонесков. У Якопо мы находим совсем иной подход к крестьянской теме. Лишь в „Притче о сеятеле» (собрание Тиссена, Лугано-Кастаньола) чувствуются далекие отголоски искусства Джорджоне. В дальнейшем все настойчивее начинают звучать иные ноты — более прозаические, более будничные. Вступает в свои права веризм, веризм фактов, для поэтического чувства почти не остается места. Крестьяне трудятся, но трудятся спокойно и неторопливо, трудятся как испольщики.

Они сеют и косят, ухаживают за скотом, доят коров, стригут овец, разводят огонь, готовят у очага и на кухне, моют и скребут металлическую утварь, но все это они делают как-то механически, подобно автоматам. Невольно создается впечатление, что художник изображает их с точки зрения хозяина, наблюдающего за работой своих подопечных из лоджии сельской виллы. Понимая возросшую роль крестьян, Якопо Бассано тем не менее не сумел, как это сделал Рудзанте, проникнуться сочувствием к их тяжелой доле. Для него они прежде всего рабочий люд, призванный выполнять ту работу, которая им поручена. Он относится к ним с предельной нейтральностью, не потешаясь над ними, но и не превознося их. Такая нейтральность граничит с безразличием и безличием. И это в корне отличает крестьян Якопо от крестьян Брейгеля и крестьян Луи Ленена. Брейгель может потешаться над крестьянскими увальнями, над их неуклюжими повадками, тяжелой поступью, мужицкими лицами, но он одновременно и прекрасно понимает, какая это великая социальная сила и сколько в ней таится энергии и здоровья.

Луи Ленен окружает своих крестьян нравственным ореолом, для него это скромные труженики, в поте лица своего добывающие хлеб насущный. И хотя их жизнь тяжела, они полны чувства собственного достоинства и сознания внутренней правоты. Ничего этого нельзя найти в крестьянах Якопо Бассано. Они воспринимаются художником скорее как стаффаж, призванный оживить пейзажи, нежели как самостоятельная тема изображения. И не случайно Якопо с такой легкостью населяет крестьянами не только жанровые сцены, но и сцены из Ветхого и Нового заветов. Сделавшись „модным» персонажем, крестьянин не сделался главным действующим лицом, как у Артсена, Бейкелара и Брейгеля. Поэтому „крестьянский жанр» Якопо Бассано остался в конечном счете второстепенным явлением в искусстве, и, хотя ему сопутствовал шумный успех, он не имел будущего.

  • Раздел: Статьи